Школа активного образа жизни
Календарь
Ноябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Статистика

В воскресенье, 26 марта съездили в путешествие по хорошо знакомому, но от этого не менее интересному, маршруту: Гомель — Довск, Быхов, Барколабово, Дашковка, Буйничское поле, Солтановка, Княжицы, Рясно, Пустынька, Мстиславль, Онуфриево, Кричев – Гомель

 

Из Гомеля выехали около 7.00. По пути, в Буда-Кошелевском районе, попали в самую настоящую зиму. Но была она недолго – снежные заряды прошли, снег активно таял и уже к 9 утра, когда мы въехали в Довск, вокруг была весна.

Довск это такое место, которое не минует ни один путник, едущий в Питер или Москву, ну или просто, как мы, едущий на Могилёвщину. Официально Довск (белор. Доўск) — агрогородок, центр Довского сельсовета Рогачёвского района Гомельской области Беларуси, расположенный на пересечении двух крупных автодорог Могилёв— Гомель и Бобруйск — Славгород. И хотя Довск – транспортная развязка, застройка в нём сугубо сельская, а из достопримечательностей разве что Церковь Покрова Пресвятой Богородицы (координаты 53.157792,30.462485).

После восстания 1863–1864 гг. царским правительством были выделены средства на строительство православных храмов по всей территории Беларуси (как их иногда  называют: церкви–«муравьёвки» — от фамилии инициатора их строительства виленского генерал-губернатора М. Н. Муравьева). В рамках этой программы планировалось возведение церкви в Малашковичах, но местные власти решили построить ее в Довске, объяснив это тем, что Малашковичи — бесперспективная деревня.

Кирпичное здание Довской церкви Пресвятой Богородицы возведено в 1864 году в центре деревни на месте старой церкви, известной с 1836 года. В 1935 году после ареста настоятеля храм закрыли, а здание стали использовать в хозяйственных целях. В годы Великой Отечественной оккупационные власти разрешили проведение богослужений в храме, в 1950-м его вновь закрыли. В церковных стенах размещались склады, магазин и ресторан.

В июле 1990 года храм был передан православной общине. Его святынями являются частица мощей Иоанна Кормянского, дарственная икона двунадесятых праздников конца XVIII века и уцелевший образ Спасителя из сгоревшей церкви в Старом Кривске.

Остановились возле церкви, зашли вовнутрь, помолились. Люди приходят в церковь и это радует.

Далее направились в Быхов  – районный центр Могилёвской области, с населением 17000 человек (2017 год), расположен на берегу Днепра в 45 километрах южнее Могилёва. Автодорогами связан с Могилевом, Рогачевом и с автомагистралями Могилев – Гомель, Могилев – Бобруйск, железнодорожная станция находится на линии Могилев – Жлобин.

Быхов (Быхлов) производят от слова «бох» (как и «бохань») – яма, «понижение с водой; долина реки», «Бык» – «главные стены плавильной печи, домны» или «порожистая стремнина на реках», но чаще от древнеславянского имени Бых (Бышек).

Быхов впервые упоминается в «Списке русских городов дальних и ближних» в XIV веке, тогда же возникли и первые оборонительные сооружения города. Город был продуманно спланирован и делился на кварталы взаимно перпендикулярными улицами. Центр его занимала торговая площадь.

Город был укреплен мощной бастионной фортификацией. Традиционные деревянно-земляные укрепления (вал с городнями и башнями, въездная башня-брама с подъемным мостом через ров) дополнялись бастионами. Громадный 800-метровый вал с бастионами, равелинами и рвом в виде полукруга надежно защищал Быхов и принес ему славу неприступной цитадели.

В XVI — XVIII вв. город входит в состав Речи Посполитой. С середины XVI в. Быхов принадлежал великому князю Великого княжества Литовского Жигимонту I Старому, был центром староства, затем перешел к Ходкевичам. В 1610 г. литовский гетман Ходкевич укрепил город, который с этого времени стал считаться одной из сильнейших крепостей Белоруссии.

В Быхове смотреть есть что. Ещё на подъезде к городу виден стоящий на высоком правом берегу Днепра замок в Быхове.

Был построен на месте поселения XIV-XV веков и до 1590 г. имел деревянно-земляные укрепления: вал, стены в виде ограды, башни и въездные ворота.

В конце XVI в. гетман Я.К.Хадкевич получил от короля разрешение на укрепление замка. Строительство нового, современного по тем меркам фортификационного искусства, сооружения осуществлялось на старом месте и закончилось лишь в 1619г.

При Сапегах, к которым Быхов официально отошел в 1628 г., замок значительно перестроили. Были насыпаны бастионы. С трех сторон подступы к нему защищал ров (до 27 м глубиной) и валы с бастионами. С восточной стороны периметр замкового двора («детинца») застроили жилыми и хозяйственными каменными зданиями, в том числе дворцом. Западная («приступная») сторона была дополнительно укреплена восьмигранными двухъярусными кирпичными башнями, которые имели по 7-8 бойниц и предохраняли («фланкировали») подступы к воротам.

Въездная башня тоже была из кирпича, тоже двухъярусная с полукруглыми перекрытиями и черепичным куполом («галкой»), увенчанным металлическим флажком («флюгером», «ветреником»), на котором красовался герб Сапегов. Двухстворчатые высокие ворота въездной башни были дополнительно укреплены крупной решеткой («герсой») и специальной системой железных запоров. На время открытия ворот герса поднималась.

К въездной башне через ров вел деревянный мост, посередине которого были дополнительно устроены препятствия в виде «решеток из дерева столярной работы».

Дворец находился на оси въезда в замок. На первом его этаже размещались служебные помещения, на втором — господские покои и столовая зала. Под этим сооружением располагались громадные подвалы со сводчатыми потолками. Там хранились продукты и жила прислуга. На замковом дворе, в самом центре, находился колодец.

Казарма размещалась в помещении, пристроенном к стене справа от въездной башни. В Быховском замке постоянно находился значительный воинский гарнизон, который подчинялся местному администратору («губернатору»).

Быховский замок стал идеальной крепостью, что и было подтверждено во время войны Речи Посполитой и Москвы в 1654—1667 годах, в ходе которой, по подсчетам историков, на территории современной Беларуси погибло 53% населения.

С 29 августа 1654 года до весны 1657 года Быховский замок осаждали многотысячные войска украинских казаков, московские армии под предводительством А.М.Трубецкого и И.А.Хованского. Однако жители города героически обороняли свой замок даже тогда, когда практически вся территория Великого княжества Литовского была захвачена неприятелем, а столица — Вильно — пала. В ходе этой войны город и замок очень сильно пострадали, к тому же в замке взорвался арсенал.

По сведениям за 1692 г. в цейхгаузе Быховского замка размещались: 34 пушки, 32 «свиньи» олова, селитра, ядра, картузные заряды для 3- , 4- , 6- , 10-фунтовых пушек, ручные гранаты трех типов (железные, деревянные и стеклянные). Кроме того: 1200 мушкетов, 38 гаковниц, 8 арганов, старосветский аркебуз, 50 пар «блях гусарских» (металлических пластин, защищавших грудь), косы, формы для отливки ядер, железные пики, а также боевые флаги («хоругви»).

Здесь находилась одна из лучших людвисарен XVI—XVIII веков, где мастера самой высокой квалификации изготавливали пушки, ядра, пули и многое другое, без чего в средние века в Европе жить было просто нельзя. При литейной пушечной мастерской находилась и знаменитая быховская оружейная школа. Это нашло отражение и в гербе Быхова. Русский военный герб Быхова — две скрещённые пушки (1781).
В годы Северной войны в начале XVIII века владельцы Быхова выступили на стороне шведского короля Карла XII, в результате чего российские войска Петра I дважды осаждали город. В конце концов Быховская крепость пала, и в городе на протяжении семи с лишним лет хозяйничал российский гарнизон. При отступлении войск были приведены в негодность брамы и взорваны бастионы замка.

Спустя некоторое время замок был восстановлен.

После 1-го раздела Речи Посполитой в 1772 г. он вошел в Российскую империю и стал центром Старобыховского уезда Могилевской губернии. К тому времени граница империи была сдвинута далеко на запад, и Быхов потерял статус приграничного города

После восстания 1830—1831 годов замок был конфискован у Сапег и перешел в российскую казну. Некоторое время он находился в запустении. Но в 70-х годах XIX в. его отремонтировали и в его помещениях разместились казармы.

В настоящее время сохранились лишь фрагменты Быховского замка.

С Быховским замком и самим Быховом связано немало легенд, исторических преданий и исторических фактов.

Начать стоит, наверное, с истоков — с названия населенного пункта.

Существует ряд легенд, которые расшифровывают нам название города. Основная из них — Быхов — Быў­-хоў. Легенда о том, что здесь издревле было удачное место, дабы схорониться от набегов неприятеля или от иных, порой природных катаклизмов, частично подтверждается и географией, и археологией

Другая легенда рассказывает о могучем волате из народа — Быховце, который погиб в бою с татарами, а на месте его могилы-­кургана и возник город.

В конце ХVI века князь Ходкевич начал строительство первых укреплений в городе. В связи с этим в Быхове сохранилась легенда, опубликованная в середине ХIХ века в нескольких источниках. Называлась она «Бълорусское преданіе о постройкъ кръпости въ старомъ Быховъ». Из легенды следовало, что у первых строителей крепости процесс не ладился: «Скілько земли не сиплють, чого не роблять, нічого не вдіють». Крепость не строилась, и было принято решение отправить по дороге из Быхова людей, дабы привели они первых встречных в город. Шли гонцы довольно долго, пока не встретился им «хлопец», взяли они его под руки и повели в город, а за «хлопцем» увязалась и «девка». А в городе, как гласит легенда, «вже й яму ім наготували», а затем обоих в этой яме похоронили заживо. После этого работа пошла, и крепость в Быхове была построена.

Так же в записках игумена Ореста упоминается, что в Быхове в 1687 году сожгли несколько десятков чародеев, что говорит о присутствии языческих верований в городе.

С Быховым связан легендами и известный Золотаренко Иван Никифорович (г. р. неизвестен, г. Корсунь, в настоящее время г. Корсунь-шевченкивський – 17.10.1655, г. Старый Быхов, Беларусь) – Корсуньский (1652) и Нежинский (1652 – 1655) полковник, наказной гетман. Он был талантливый и жестокий военный начальник.

В 1654 году царь Алексей Михайлович вступил в войну с Речью Посполитой.  В Беларусь вторглись три армии общей численностью до 100 тысяч. Царские воеводы Трубецкой, Шереметьев и казачий атаман Золотаренко заняли Витебск, Полоцк, Оршу, Кричев, Мстиславль, Гомель, Шклов и другие города.  В 1654—1655 в должности наказного гетмана Северского командует двадцатитысячной казацкой армией. Казаки участвовали в захвате городов Гомель, Чечерск, Новый Быхов и Пропойск, во взятии Смоленска, в 1655 г., вместе с князем Черкасским, разбили войска Радзивилла и Гонсевского, захватив Мирский замок, при этом, по некоторым источникам, действия как лично наказного гетмана, так и его подчиненных отличались крайней жестокостью, в том числе и в отношении мирного населения, горожан и евреев. Из документов главного Архива Польши (Варшава) известны письма атамана Золотаренко в Смоленск царю Алексею Михайловичу: «Все горожане под меч пущены, а города попалены», – сообщал он.

Но у Быховских стен Иван Золотаренко сложил свою прославленную голову.

Наиболее красочную и трагичную историю гетмана Золотаренко описал в своем произведении классик украинской литературы Евгений Павлович Гребенка. Повесть «Нежинский полковник Золотаренко» была написана в 1842 году и получила высокую оценку в среде украинской интеллигенции того времени.

Произведение рассказывает о судьбе атамана, его нелегкой борьбе с поляками-католиками, прославляет его храбрость и благородство. Гибель атамана подается автором, как результат злобного заговора католических священников и иезуитов, подговоривших бедного жителя Быхова, органиста Томаша (латинская транскрипция имени Фома), совершить убийство Золотаренко. Будущему убийце пообещали место среди святых после смерти, а его детям обеспеченную жизнь в иезуитской школе. Для осуществления злодейства ксендзами была отлита серебряная пуля из священной чаши (по версии автора для бесшумного выстрела) испещренная латинскими буквами. Своими победами и жестокостями Золотаренко нагнал на противников такого страху, что в среде поляков шли слухи, будто он и не человек вовсе, а оборотень, и чтобы погубить его, были предприняты чрезвычайные меры.

Гребенка описывает, как Старый Быхов добровольно сдается казацкому предводителю, который из рук быховчан получает, вместе с хлебом и солью, ключи от городских ворот.

В повести Иван Золотаренко гибнет во время торжественного проезда верхом по сдавшемуся городу — засевший на колокольне органист метким выстрелом попадает казацкому предводителю в сердце серебряной пулей, а сам от страха перед расправой — умирает.

О гибели казацкого полковника Гребенка рассказывает словами двух очевидцев – казаков прошедших со своим атаманом не одно сражение. Особо выделяется в их беседе одна фраза: «…Знатный был человек, а пришлось умереть, господи прости, под поганым городом Старым Быховом!..».

Одним из наиболее достоверных источников по истории Украины является “Летопись Самовидца”, составленная неизвестным автором, который являлся очевидцем большинства описываемых событий (отсюда и название). О гибели казацкого полковника в летописи говорится так: “… А Іван Золотаренко … подишолъ з войсками козацкими под Быховъ Старій, и там оній в облаженню держалъ, где на коню под час потреби оного на герцу пострелено в ногу з мушкета, от которой ноги и померъ под Быховомъ.” Здесь, с гибелью наказного гетмана, все ясно – держал город в осаде и во время попытки штурма смертельно ранен. Интерес только вызывает выражение «на герцу».

Герц являлся неотъемлемой частью воинского мастерства казаков — когда несколько самых удалых храбрецов выезжали или выходили как можно ближе (меньше ружейного выстрела) к противнику и жестами или словами, издеваясь и глумясь над противником, выказывали свое отношение к нему, вызывая на бой. Иногда участники герца вступали в бой с такими же  храбрецами с противоборствующей стороны. Исход герца часто бывал смертельным для смельчаков.

Следует заметить, что никакого органиста Томаша, серебряную пулю и заговор автор не упоминает, хотя подробно описывает похороны Ивана Золотаренко, на которых присутствовал, и где из-за неосторожности пономаря сгорела церковь Святого Николая, в которой собралось много народа во время отпевания.

Не безызвестным памятником письменности Украины является и летопись гадяцкого полковника Григория Грабянки. Гибель Золотаренко здесь описана так – «Козаки, будучи с Золотаренкомъ при государу в Литве, премногой добичи набравши, пошли и подъ Старій Быхов подступили, где на самоборстве самого Гетмана Золотаренка, против Ляхов віехавшого, з мушкета в ногу пострелено, от чего там же под Биховом и помер…»
В летописи Григория Грабянки так же отсутствует Быховский органист Томаш и серебряная пуля, а прямо указывается: что наказной гетман погиб от раны, полученной в ногу во время стычки под Старым Быховом.

В малоизвестной хронике украинского казака Павла Полуботка содержатся весьма схожие с другими летописями сведения, но есть и новые подробности – «Тогожъ року наказный Гетмана Ивана Золотаренко, под Старым Быховом простый человек, засевши забил, съ мушкета…» Однако и в этой летописи нет упоминания что убийца — органист и наличие серебряной пули, а указывается что стрелял «простый человек».

Смерть атамана вызвала действительно большой резонанс на просторах Украины и речи Посполитой, а его похороны с человеческими жертвами, усилии и придали более яркую окраску этому событию. Определенно самым подробным и точным историческим свидетельством является летопись Самовидца, описывающая похороны наказного гетмана. Причем автор утверждает — «бо и самъ тамъ былъ и набралемся страху немалого». После пожара в церкви святого Николая в Корсуне, где сгорело «людей живыхъ 430 зъ наддачею», обгоревший труп Ивана Золотаренко, в новом гробу, его брат Василий отправил для отпевания  в церковь Рождества Христова, «…и там подвокротши загорувался (т.е. горел дважды), поколя скончили тот погребъ».
Чем же прославился Нежинский полковник?  Яростью и жестокостью? Тем, что завоевал много городов Великого Княжества Литовского? Обедал за одним столом с Московским  царем Алексеем Михайловичем и был обжалован царскими милостями? Ответить на эти вопросы теперь спустя века довольно сложно, но благодаря сказкам о гибели и  похоронах интерес к его личности сохраняется.

После 1917 года появилась «легенда» о том, что в замке содержались белые генералы во главе с Л.Г.Корниловым, которые на самом деле находились под арестом в здании женской гимназии, расположенной напротив замка, через дорогу, где сейчас располагатся Быховский лесхоз. В сентябре 1917 года в городе были помещены под стражу генералы русской армии Корнилов, Деникин, Марков, Лукомский, Эрдели, Романовский – 24 человека. Их разместили в двухэтажном доме. Здесь зародились основы и принципы Белого движения. Вслед за Корниловым пришел в город Текинский полк и батальон Георгиевских кавалеров, которые по свидетельству историков и спасли генералам жизнь. Быхов они все вместе покинули 19 ноября 1917 года.

Интересно, что в советские времена в одной из пристроек этого дома находился медвытрезвитель.

Ну а в замке же в это время квартировали офицеры польского корпуса И.Р. Довбор-Мусницкого.

В период оккупации Быхова во время Великой Отечественной войны на территории замка немцы устроили гетто. По легенде все вещи узников, которые ушли из замка в свой последний путь к Гоньковому рву и другим местам расстрела мирного еврейского населения, оккупанты сначала складировали в замке, а после перенесли в подземелья, где они находятся до сих пор. Поговаривают, что после войны даже нашлись искатели «скарба обреченных», но территорию замка заняли военные, и поиски прекратились по понятным причинам. Среди населения ходили слухи о том, что здание замка немцы перед отступлением заминировали. Правда, логики в этой истории нет, как не было и смысла минировать этот объект. Возможно, это тоже наложение одной истории на другую — взрыв Свято-Преображенской церкви, которую оккупанты взорвали в 1944 году.

Троицко-Спасский собор, за которым находилось еврейское гетто. Фото из архива Ганса Юргена Цайга. Июль 1941 г.

 

В 1970­-х годах многие энтузиасты снова искали подземные ходы на территории крепости, где к тому времени расположились цеха мебельной фабрики. Некоторые даже уверяют, что видели входы в подземелье и пытались проникнуть в них, но задыхались от нехватки кислорода и возвращались назад. Правда, конкретное место «искатели приключений» показать не могут.

Да и пожар в августе 2004 года, когда Быховский замок очень сильно пострадал, так же стал «городской» легендой – начался он на лесопилке, которую арендовал индивидуальный предприниматель. Ничего необычного в этом не было, если бы не фамилия предпринимателя – Сапего !!!  Ну и местный жители решили –«Мол, всё что нужно, он в подземельях замка нашёл и, чтобы скрыть следы, устроил пожар».

По государственной программе «Замки Беларуси», на восстановление Быховского замка в 2013 году из республиканского бюджета было выделено более Вr1,5 млрд. Эти средства в основном пошли на разработку проектно-сметной документации, консервацию и частичную реставрацию этого уникального памятника культуры и архитектуры — единственного в Беларуси сохранившегося города-крепости образца XVII века.
В настоящее время завершено обследование состояния замка. Определены необходимый объем работ по восстановлению замка. Проведены археологические раскопки. Найденные археологами экспонаты переданы в Быховский краеведческий музей для создания новой экспозиции в возрожденном Быховском замке. К Дню белорусской письменности, 1 сентября 2013 года, восстановлены две оборонительные башни замка. Территорию возле замка благоустроили.

Стены закрыли уже оборванными баннерами. Полностью завершить восстановление и реставрацию объекта культуры планируется в 2018 году – во что совсем не верится.

К дню письменности перед замком были установлены скульптуры,  в городе – памятник «Баркулабовская летопись» — на одной «странице» огромной бронзовой книги – икона Божьей Матери Баркулабовской, на другой – фрагмент выдающегося памятника белорусской письменности XVII века. Перед ж/д вокзалом площадь украсила скульптура обнимающихся парня и девушки. Скульптурная композиция, установленная возле железнодорожного вокзала, имеет тройное название: «На ростанях. Встреча. Расставание». Такова задумка скульптора Андрея Воробьева. А на обложке самой нижней книги из стопки, которую держит в руках мужчина, написано «Камасутра». Но чтоб это увидеть, надо или самому лечь на землю, либо сфотографировать эту книжку от самой земли. Вот такова задумка скульптора Андрея Воробьева.

Но в Быхове имеются и другие достопримечательности.

Свято-Троицкая церковь в Быхове построена в 1890—1899 годах. Является объектом народного зодчества. Храм действующий и открыт для посещения прихожанами.

Здание церкви центричное, крестоподобное в плане, стоит на кирпичном оштукатуренном фундаменте. Крылья трансепта и алтарная часть пятигранные. С трех сторон здания сделаны входы в виде широких каменных крылец с козырьками на деревянных колоннах. Притвор и бабинец (место в притворе храма для женщин с детьми) объединены в один прямоугольный объём. Над главным входом — высокая трехъярусная колокольня, за ней – большой осветительный барабан (диаметр 8 м., высота 12,5 м.) с куполом, завершённым головкой на восьмигранной основе. Стены обиты вертикально струганной доской. Фасады храма прорезаны арочными оконными проёмами.

Троицкий храм продолжал действовать до 1938 года, после чего его закрыли. Во время Великой Отечественной войны 1941—1945гг.  церковь вновь была открыта, и в ней возобновлены богослужения.  Со времени открытия в военные годы и до настоящего времени храм является постоянно действующим.

Место пребывания с 1953 по 2010 г. чудотворной  иконы «Борколабовская Матерь Божья Одигитрия», датируемая 1659 годом. Название икона получила благодаря своему местонахождению в Успенском храме женского православного монастыря в окрестностях с. Барколабово. Образ прославился чудесами во время Северной войны и войны 1812 года.

В 1924 г. Барколабовский монастырь закрыли, но инокиням удалось сохранить чудотворную икону. В 1953 г. перед праздником Пасхи чудотворный образ был принесен в Свято-Троицкую церковь г. Быхова и помещен в специальный пристенный киот. В 1979 году Н. Ф. Высоцкая провела реставрационное укрепление и атрибуцию иконы. После освящения в 2010 г. храма Иоанна Предтечи в возрождающемся Барколабовском женском монастыре икона была перенесена в этот храм. В Свято-Троицкой церкви находится список чудотворной иконы.

Икона появилась в монастыре 11 июля. Поэтому в Свято-Троицкой церкви в Быхове ежегодно в этот день проходит праздник в честь иконы.

К приходу приписана часовня в честь святого пророка Ильи в д. Гамарня Быховского района. В лесу возле деревни Гамарня Быховского района есть каскад целебных криниц. Место почитается с XVII века. По просьбе местных жителей в 1998 году здесь Быховским лесхозом построена часовня в честь святого пророка Ильи, в которой периодически совершаются молебны.

Помолившись в церкви, мы отправляемся смотреть другие достопримечательности Быхова.

В Быхове в 18-19 веках быстро росло еврейское население. В конце 19 столетия евреи уже составляли половину населения города. Около 11 синагог насчитывалось в этом месте. Десять из них были деревянными, а каменная представляет собой уникальный архитектурный памятник барокко.

Для селившихся в городах Речи Посполитой евреев первейшей задачей было возведение главного здания общины – синагоги. Разрешение на постройку синагог мог дать только владелец города. И магнат Сапега его дал — задолжал, по легенде, много денег местному еврейскому купечеству. Однако выдвинул и условие: синагога должна быть построена в оборонительном стиле и дополнить крепостные сооружения Быхова. Поэтому не случайно еврейский квартал с синагогой располагался близ городского вала и важного оборонительного пункта крепости — Могилевских ворот.

Быхов или Старый Быхов – в эпоху польского владычества город Трокского воеводства Оршанского повета, упоминается в списке городов, где евреи подвергались избиениям во времена Хмельнитчины. В период казацких войн в 1648 и 1655 гг. Быхов выдержал осады и был взят русскими войсками в 1659 г. Тогда и произошло одно из самых больших бедствий для евреев Быхова. Об этом сохранилось свидетельство раввина Йегуды Лейба Пуховицера из Пинска, который пережил ужас погрома и спасся со своей семьей. «В ночь 29 кислева 5320 года (4 декабря 1659 год) город был захвачен обманом, все жители города были убиты, от юноши до старца, не пожалели ни младенцев, ни женщин, разграбили все, а остаток жителей угнали в свою страну, и было убито там, из-за грехов наших, более 300 евреев, и было среди них много мудрецов Торы».

Между войнами, когда город снова перешел к Речи Посполитой, евреи получили (1669 г.) от короля Михаила привилегию на имя быховских евреев Исаака и Авраама Вольфовичей, по которой они освобождались от повинностей в течение 20 лет ввиду «крайнего разорения жителей от казацких и московских нападений».

Синагога активно использовалась при защите города от врагов в середине XVII — начале XVIII веков. В 1970 — 1980 годах около нее проводились раскопки, археологи нашли большое количество артефактов, подтверждающих роль этого сооружения в обороне города-крепости: пули, мушкетные ядра, детали холодного и огнестрельного оружия.

«Но находкой, впечатлившей даже бывалых искателей старины, стали останки воина, которого сбило с ног большим каменным пушечным ядром в отвалы оборонительного рва, — рассказывает Сергей Жижиян, работавший директором Быховского районного историко-краеведческого музея, — Это место стало могилой защитника города на 300 с лишним лет! В зубах он держал курительную трубку, в руке был зажат кремневый пистолет. Археологам удалось зафиксировать даже подковки на каблуках ботфортов погибшего. О многом говорил им и выявленный при раскопках почти полуметровый слой угля с расплавленными монетами, фрагментами стекла, относящийся к периоду героической обороны Быхова...»

Синагога в Быхове – один из немногих сохранившихся памятников культового оборонного зодчества на территории бывшего Великого княжества Литовского.

Памятник архитектуры барокко. Относительно времени его постройки в литературе встречаются разночтения. Одни издания датируют возведение синагоги началом XVII в., другие 40–60-ми годами XVII в. Это – центрическая постройка размером 20 x 21 м, толщиной стен около 2 м.

Особенностью композиции является круглая угловая башня, сильно выступающая за пределы основной постройки. Эта башня придает постройке крепостной характер. Разбивка окон на значительной высоте и бойницы в аттиковом ярусе также свидетельствуют об оборонном характере постройки. По-видимому, ей в системе частновладельческого укрепленного города-крепости отводилась определенная роль.

Быховская синагога активно использовалась при защите города в середине XVII – начале XVIII века.

Посредине зала синагоги возвышается бима, представляющая собой четыре восьмигранных столба, сближенных между собой и имеющих общую капитель. В восточной стене на некотором возвышении находился Арон Кодеш, к которому вели ступеньки. С южной стороны к зданию ранее примыкала пристройка женского отделения, имевшая с синагогой сообщение рядом небольших, сохранившихся в настоящее время, прямоугольных окон с лучковым завершением. Стены были расписаны и украшены богатой лепниной с животным и растительным орнаментом.

«Еще одна довольно редкая особенность архитектуры синагоги в том, что восточная, торцевая стена здания ориентирована точно на Иерусалим, —заметил Сергей Жижиян. — Это характерно почти для всех европейских синагог, но редко встречается в Беларуси. Дело в том, что когда строились идентичные здания, определить точную ориентацию было довольно проблематично, и торцевые стены синагог, как правило, направлялись просто на восток...».

Мы осмотрели синагогу снаружи. Попасть вовнутрь сейчас почти невозможно – вместо полугнилых досок, закрывших вход ранее, стоит обитая железом закрытая на замок дверь. Сделав фотографии, садимся в бусик и едем в сторону Могилёва.

Проезжаем Сапежинку – деревню, расположенную в 2 км от Быхова. Вплоть до Великой Отечественной войны была еврейским местечком, которое получило название от слов «Сапегова жинка» – жена Сапеги. Согласно легенде, в XVIII в., еще до раздела Польши Екатериной II, князь Сапега подарил эту землю своей жене на день рождения.

Тогда же в Сапежинку привезли примерно 30 еврейских семей из-под Львова и из Галиции. Дали землю и некоторому количеству быховских евреев. Евреи местечка должны были работать «на замок Сапеги». Они шили обувь, одежду, мастерили упряжь, выращивали овощи, столярничали и т.д.

После революции в местечке основали колхоз им. Свердлова. Председателем колхоза был Перец Марголин.

А в 1941 пришла очередная Война. И началось уничтожение евреев. Расстрел сапежинских евреев производился в два этапа. 28 августа 1941 г. расстреляли на окраине село 27 мужчин, собранных под предлогом необходимости проведения ремонтных работ. Затем оставшихся в живых стариков, женщин и детей поместили в два деревянных дома, где они содержались под охраной фашистов около двух недель до отправки в быховское гетто. В Сапежинке стоит памятник расстрелянным, но это грустная достопримечательность.

Ну а мы приближаемся к Свято-Вознесенскому Барколабовскому монастырю.

После моста через речку Лахву почти сразу налево уходит хорошо накатанная грунтовая дорога. Проезжаем по ней около полукилометра – и мы на месте.

Барколабовский женский монастырь находился на левом берегу Днепра, к югу от деревни Барколабово, в 12 верстах от города Быхова. Как свидетельствуют хроники, название деревни Барколабово (Боркулабово) происходит от имени ротмистра польского короля Августа Баркулаба Ивановича Корсака.

В 1564 г. Он основывает замок, а через четыре года строит две церкви. В 1583 г. После брака дочери Корсака Евы с князем Соломерецким деревня Барколабово становится культурным центром приднепровского края.

У князя Соломерецкого в то время жили и работали домашними учителями Лаврентий Зизаний и Мелентий (Максим) Смотрицкий – известные ученые и общественные политические деятели. «Азбукой» и «Грамматикой» Л.Зизания пользовались в школах Беларуси, Украины и Литвы. Самым авторитетным учебником по славянскому языку более двух столетий была «Грамматика» М.Смотрицкого «вратами своей учености» назвал М.В. Ломоносов его «Грамматику».

В то время Беларусь входила в состав объединенного Польско-Литовского государства – Речи Посполитой, все жители которой по соглашению должны были иметь одинаковые права. Но королевские власти проводили жесткую политику ополячивания белорусского народа, насильно насаждали католицизм, унию у народа, в основном, православной веры, отнимали культуру, язык, заставляли отречься от духовного наследия.

М. Смотрицкий одним из первых повел решительную борьбу с пленением родного края. В это время он пишет вместе со многими другими произведениями свое главное сочинение – «Трэнас» или «Лямант восточной церкви», где от имени Матери-Церкви призывает белорусский, русский и украинский народы к объединению, к борьбе за свои права.

Корсак сразу же строит в деревне и в округе православные церкви. В 1594 году уже князем Соломерицким была заложена церковь в честь Георгия Победоносца. В 1626 году уже дети князя Соломерицкого Богдан и Анна, наставником которых был Смотрицкий, строят мужской православный монастырь, которому дарят в собственность деревни Сутоки и Малахово.

Более того, через некоторое время княжна Елена Соломерицкая, вступив в брак с Богданом Стеткевичем договаривается с ним о строительстве женского монастыря. В 1641 году Стеткевич получает «разрешение на Барколабовский монастырь». Став основателем монастыря, он дарит ему в собственность земельные угодья (остров Барок, поле, луг), водяную мельницу и право ловить рыбу в Днепре до Быховской границы. И хотя княжна в скором времени умерла, муж осуществляет совместно данный обет.

Южнее местечка Барколабово, в живописном уголке около Днепра, подняла к небу свои пять позолоченных куполов красивая и величественная Соборная церковь. Позже выросли высокая колокольня – ворота, каменное ограждение и другие постройки.

Вскоре после сооружения главного храма в жизни обители произошло событие исключительного значения.

Согласно преданию, в 50-х гг. XVII в., во время военных действий царя Алексея Михайловича на территории Великого княжества Литовского, образ был взят русским войском в одном из храмов Центральной или Западной Белоруссии. Возвращаясь летом из Польши князь Пожарский, не расстававшийся никогда в походах с особо чтимою им иконой Божией Матери, проезжал мимо вновь возникшего монастыря. И вот описание того, что совершилось в знаменательный для Барколабовской обители 1648 год. «Тайну Цареву подобает хранить, дела же Божии открывати. Попущением Божиим бывшей брани в Польше-Литве, в лето от сотворения мира 7156, от Рождества Христова 1648, при державе польского короля Владислава четвертого, грядущаго из Польши, князь воинов Российских, прозванием Пожарский, с собою имеяша сию Икону Пресвятыя Богородицы из Польши и егда прииде на место сие идеже ныне у врат великих, тогда ста икона неподвижима; трудяся же князь, хотя конскою силою и младыми отроки двигнути, и ничтоже успе, и бысть икона неподвижима. Сие видя, князь пойде в монастырь к игумении тогда бывшей, Фотинии Киркоровне, рече: возмите икону Пресвятыя Богородице, ибо хощет Мати Божия зде пребывати. Тогда игумения с сетрами пришедши, взяше с подобающею честию икону ресвятыя Богородицы, поставила ю посреде церкве, и оставиша до утрия, где бы поставиша оную; егда же приидоша на утрие в церковь, обретоша икону саму о себе ставшу при стене, идеже ныне стоит. Празднование оной совершается месяца июля 11 числа, в день святыя великомученицы Евфимии Прехвальныя в оньже день сия икона прибыла в монастырь Барколабовский».

Когда войско. подошло к стенам Барколабовского монастыря, обоз, в котором находился образ, недвижимо стал и лошади, несмотря на усилия возничих, не могли тронуться с места. Тогда русское войско оставило икону Божией Матери в монастыре у игуменьи Фотинии (Киркоровны). Барколабовская икона первоначально была помещена игуменьей Фотинией в центре Вознесенской церкви монастыря, в следующую ночь икона чудесным образом переместилась к стене храма. В дальнейшем образ находился летом в Вознесенской церкви, а зимой в церкви во имя св. Иоанна Предтечи в особых высоких золоченых киотах, напротив клироса.

В 1882 г. Вознесенский храм сгорел, но чудотворный образ, иконостас и утварь были спасены от пожара. В 1885 г. Была возведена монастырская Успенская каменная церковь, куда и была перенесена чудотворная икона

На поклонение образу в Барколабовский монастырь стекались паломники не только православного вероисповедания, но и униаты и католики. Образ прославился чудесами во время Северной войны и войны 1812 г. У крестьянок Могилёвской губернии был известен обычай покупать в монастыре на храмовые праздники фигурки животных, сделанные из воска, и прикладывать их к Барколабовской иконе, затем фигурки приносились домой как знак помощи Божией Матери в сохранении домашних животных от болезней. В 1900 г. после крестного хода с образом прекратился падеж скота.

Чудотворная икона пережила все войны XVII — XVIII столетий и все гонения на религию, включая советские времена.

В 1924 г. Барколабовский монастырь закрыли. Сестры убедили стражу разрешить им вынести чудотворную икону и спрятали ее. Ее переносили из дома в дом, прятали то в притворе, то в сенях.

— Все эти годы икона числилась в списках имущества монастыря, Матерь Божья сделала так, что власти не заметили ее пропажи и не искали ее, — рассказывают сестры. — Это просто чудо, что ее удалось сохранить.

Во время войны одна из монахинь замуровала святыню в стену дома, где она и пролежала много лет. Самих монахинь после войны арестовали. Только в 1953 году, когда их выпустили из тюрьмы, сестры показали место, где находится икона, и Божья Матерь вернулась в храм — правда, уже не в Барколабовский, а в Быховский. В 1953 г. перед праздником Пасхи чудотворный образ был принесен в церковь Св. Троицы в Быхове и помещен в специальный пристенный киот. Чудотворная икона находилась в Свято-Троицком храме до 2010 г., когда была торжественно перенесена в храм Иоанна Предтечи возрождаемого Барколабовского монастыря.

Этот образ является одним из самых почитаемых образов Божией Матери в Восточной Беларуси. Барколабовская Одигитрия, написанная темперой на хвойной основе с вызолоченным резным фоном, является одним величайших шедевров белорусской школы иконописи, и вместе с тем сохраняет выразительные черты его древне-византийского прообраза. Исследователи высказывают мнение, что образ создан на границе XVI — XVII столетий, или в 1-й половине XVII столетия в центрально-белорусском регионе (возможно в Слуцке). Иконография близка к Иверской и Ильинской (Черниговской) иконам Божией Матери

Особенности иконографии Барколабовской иконы: Божия Матерь изображена почти поколенно, облачена в темно-пурпурный мафорий, украшенный 3 золотыми ажурными звездами и золотой кружевной каймой с кистями, темно-зеленое платье имеет широкую жемчужную обнизь на горловине и поручах, золотой нимб гравирован лучистым сиянием. Лик Богородицы исполнен царственной красоты, благородства и скорби. Склонив голову к Младенцу, восседающему на Ее левой руке, высоко поднятой вверх правой рукой Она указывает на благословляющую десницу Сына. Младенец Христос, в белом хитоне-рубашке с отложным воротом, препоясанном красным кушаком, и охристо-красном гиматии с обильным золотым ассистом, слегка повернут к Богоматери, благословляет правой рукой, в левой руке держит свиток.

Существовало несколько списков Барколабовской иконы в самом монастыре и в храмах близлежащих городов и сел. Список из Барколабовского монастыря (не сохранился) имел живописные клейма с изображением чудес иконы. В приходской Михайловской церкви с. Барколабово особо почиталась двухсторонняя икона с образом Божией Матери на одной стороне и архангела Михаила — на другой (не сохранилась). Список, выполненный в начале ХХ в. художником Ореховым, находился в часовне на вокзале г. Могилёва.

Сохранившиеся списки Барколабовской иконы можно увидеть в иконостасе церкви Святой Троицы г. Быхова, в собрании Национального художественного музея Республики Беларусь и в Николаевском соборе Могилевского Свято-Никольского женского монастыря. Этот образ, написанный во 2-й половине XVIII в., имел вверху изображения ангелов (почти утрачены), коронующих Божию Матерь, и серебряный оклад (не сохранился), выполненный в 1781 г. могилёвским ювелиром П. Слижиком. В церкви св. Онуфрия того же монастыря находится еще один список Барколабовской иконы, обретенный в 1992.

Тяжелые времена начались для Барколабовского монастыря в 1920-х гг., когда советские власти решили не просто закрыть его, а фактически уничтожить. С церквей были сорваны купола, оставшиеся без присмотра постройки начали разрушаться.

В годы Великой Отечественной войны на территории Быховщины шли кровопролитные бои. Но монастырь, тогда давно бездействующий, война не затронула. И наступая, и отступая, гитлеровцы прошли мимо. После войны здесь был детский дом. Позже — лагерь, где оздоравливались детишки.  Опять же, во время взрыва на ЧАЭС Быховскому району здорово досталось. Радиация здесь местами доходила до 15 кюри. Только небольшой пятачок, территория храма, остался совсем чистым. Лишь после 1992 года, в непростые для экономики страны времена, территория оказалась, можно сказать, бесхозной. Поначалу сторожа колхоза имени Либкнехта еще пытались следить за порядком... А потом перестали. Вот тогда большинство строений и разобрали на кирпичи, соорудили из них погреба да сараи. Однако все равно своей притягательности местность не потеряла.

В настоящее время в монастыре более 10 монашествующих. 13 мая 2010 г. в Свято-Вознесенском женском монастыре освящен храм в честь Святого Предтечи и Крестителя Господня.

В 2011 году завершено строительство колокольни. Построен сестринский корпус.

Государством в постоянное пользование передано монастырю три земельных участка общей площадью 14.0466 га земли для ведения подсобного сельского хозяйства, а также земельный участок площадью 5,6900 га, для строительства и обслуживания монастыря.

Почтовый адрес: Республика Беларусь, Могилевская область, 213310, Быховский р-н, п/о Борколабово, ул. Днепровская, д. 10, к. 2

Мы, как и многие приехавшие сюда паломники, гуляем по монастырю, поклоняемся иконе Барколабовской Божьей Матери, любуемся видами разлившегося Днепра и Лахвы, фотографирумся. На душе хорошо и спокойно.

После короткого переезда от монастыря до самой деревни Борколабово (географические координаты населенного пункта: 53.61491, 30.2706) мы останавливаемся у церкви Казанской иконы Богоматери  1904 года. Здесь мы тоже не первый раз и видим, хоть и очень медленные, но всё таки перемены к лучшему. Рядом расположено здание приходской школы  начала XX века.

Посмотрев, помолившись, пофотографировав, получив приглашение приезжать на престольный праздник храма, отправляемся дальше.

Следующая краткая остановка – Дашковка. Деревня, центр сельсовета Могилевского района, расположена на высокой террасе правого берега Днепра. Автодорогами связана с Могилевом и Быховом, железнодорожная станция находится на линии Могилев — Жлобин.

Название местечка связывают с названием речки Дашка (вариант женского имени Дарья). Время основания деревни датируется разными исследователями от 1597 до 1720 гг.  По статистическому описанию Могилевской губернии за 1784 г. село относилось к разряду местечек.

Отставной генерал-майор М.О. Без-Корнилович, автор книги «Исторические сведения о примечательнейших местах в Белоруссии». (Санкт-Петербург. 1855 г.), писал: «Местечко Дашковка – бедное местечко. Состоит из курных крестьянских изб и нескольких десятков полуразвалившихся еврейских домов». (По материалам краеведческого музея Дашковской с/ш).

После вхождения восточно-белорусских земель в состав Российской империи местечко Дашковка Могилевской губернии Старо-Быховского уезда в качестве родового имения получили дворяне Жуковские.

Во время сражения 11 июля 1812 года в Дашковке, в просторном каменном усадебном доме Жуковских, размещался главный перевязочный пункт, т.е. лазарет для русских солдат, где раненым оказывалась медицинская помощь.

С 1831 г. владельцем имения становится Эдуард Жуковский, будущий предводитель уездного дворянства.

Особняк помещиков Жуковских (начало XIX столетия) находится на южной окраине агрогородка Дашковка. Здание ассиметричной формы. Основной прямоугольной в плане объем покрыт наклонной крышей. В архитектурных формах двухэтажного усадебного дома сочетаются разные стили. С восточного торца прилегают небольшие одноэтажные пристройки с односкатной крышей и массивная трехъярусная башня. Ритм разных по величине прямоугольных оконных проемов произвольный, определяется внутренней структурой и размерами помещений. Часть южного фасада, которая соответствует парадному залу внутри, ритмично расчленена тремя арочными оконными проемами. Большую часть первого этажа занимал огромный зал. Часто из него с вечера и до утра звучала музыка — здесь устраивались балы и танцевальные вечера. Из башни открывается хорошее обозрение поймы Днепра. Передний план образовывали старицы с декоративными мостиками и водяная мельница. Крутой склон террасы над поймой был покрыт ковром газона с группами кустарников и одиночными деревьями.

В настоящее время в бывшем здании особняка размещается Дашковский сельисполком.

Во второй половине XIX века в имении Жуковского на высокой террасе Днепра был заложен парк. По основной композиционной оси восток — запад шла центральная въездная аллея — парадная часть парка с большим кругом в 50 м и усадебный дом, построенный на краю террасы. Пейзажная часть парка находилась с северной стороны, а с южной располагался большой плодовой сад. Доминирующее положение в парке занимал водоем, в центре которого находился плавучий остров, разрушенный во время чистки пруда в 1968 году.

Сейчас в частично сохранившемся парке преобладающей породой является береза. Всего здесь отмечено 34 наименования экзотических деревьев и кустарников. Среди них конский каштан, кусты спиреи, парковая роза, ирга колосистая и другие. Листья основных пород растений парка символически запечатлены в декоративном лепном фризе в гостиной и других внутренних помещениях усадебного дома. Несколько лет назад бывшее имение пана Жуковского посетила его правнучка. Она выделила значительную сумму денег для реконструкции здания, очистки озера, обустройства парка и строительства детских игровых площадок.

Мельком взглянув на парк и усадебный дом, двигаемся дальше. Нас ждёт Буйничское поле.

В основе названия лежит стародавнее слово «буй», которое в Беларуси означает узгорок, открытое ветреное место, высокое бойкое место, склон горы, ниже которого лежит местность уже ровная.

Первое письменное упоминание о Буйничах относится к 1399 году.  Деревня Буйничи известна с XV века в Великом княжестве Литовском как центр крупного землевладения (включала земли вокруг Могилёва между Шкловом и Быховом), принадлежавшего князьям Фёдору и Льву Толочковичам – Буйничским. В начале XVI века имение находилось во владении Киево-Печерского монастыря.

Во второй половине 16 века полоцкий шляхтич Баркулаба Иванович Корсак основал на местных землях центр владения Барколабово, в который вошли Буйничи.

Во время антифеодального крестьянско-казацкого восстания в декабре 1595 г. на Буйничском поле произошел бой между казацко-крестьянским отрядом С. Наливайко и войсками Великого княжества Литовского во главе со старостой речицким М. Буйвидом. Повстанцам пришлось сражаться с 18-тысячным войском, которое собрали магнаты Великого княжества Литовского, чтобы подавить восстание. Силы и подготовка были неравны, но войскам Наливайко удалось уйти от преследователей.

В XVII—XVIII веках Буйничи были частновладельческим местечком в Оршанском повете, которое принадлежало Соломерецким, Статкевичам, князю и старосте жемайтскому А. Г. Палубинскому, князьям Сапегам. С 1633 года на юге от селения существовал монастырь Святого Духа, который основали Богдан Статкевич и его жена Елена Соломерецкая. В 1630-е г. в местечке работала типография С. Соболя, в которой был издан «Псалтырь» (1635 г.). За поддержку великого князя Яна II Казимира в оборонительной войне против Русского царства 1654—1667 годов буйничские монахи получили привилегию на мельницу...    .В 17-18 в.в. Буйничи — частновладельческое местечко в Оршанском повете, которое принадлежало Соломерецким, князю А.Г. Полубинскому, Сапегам.

В период Северной войны 1700—1721г.г. около Буйнич в июле 1708 г. размещался лагерь шведских войск во главе с Карлом 12 (так называемая Карлова долина). Шведские солдаты ограбили монастырь, однако позже по приказу шведского короля иконы были возвращены, а два шведских солдата — повешены

На 1758 год в Буйничах 35 дворов, входили в состав Быховского графства. Рядом с местечком существовал фольварок, который сдавался в аренду.

В результате первого раздела Речи Посполитой (1772 год) Буйничи оказались в составе Российской империи. Российская императрица Екатерина II передала часть местечка белорусскому наместнику генерал-аншефу П. Б. Пасеку.

В 1812 в этих краях разыгралась битва между французскими и русскими войсками.

В 1880 г. в местечке проживало 256 жителей, действовало 2 церкви, женское училище при монастыре, еврейская молитвенная школа. В 1878 году фольварок приобрёл М. Морочевский. Последней владелицей имения в начале XX века была Г. К. Радкевич.

25 марта 1918 года согласно Третьей Уставной грамоте Буйничи были провозглашены частью Белорусской Народной Республики. 1 января 1919 года согласно постановлению І съезда КП(б) Белоруссии Буйничи вошли в состав Белорусской ССР, однако 16 января Москва забрало местечко вместе с другими белорусскими территориями в состав РСФСР, в 1924 году Буйничи вернули БССР.

Владения монастыря в 1919 году были переданы рабочему кооперативу, но монастырь продолжил своё существование. Окончательно монастырь был закрыт в 1929/1930 годах. В годы немецкой оккупации богослужения были временно возобновлены. После войны в помещениях монастыря были устроены зернохранилища.  На сегодняшний день постройки монастыря не сохранились.

Но известны Буйничи, прежде всего, Буйничским полем. 1941 году во время обороны Могилёва проходили ожесточённые бои 172-й стрелковой дивизии (генерал-майор М. Т. Романов) 61-го стрелкового корпуса 13-й армии с немецкими войсками. Рубеж Тишовка—Буйничи—Селец, перекрывая автодорогу Могилёв—Бобруйск и железную дорогу Могилёв—Жлобин, обороняли воины 388-го стрелкового полка (полковник С. Ф. Кутепов), 340-го лёгкого артиллерийского полка (полковник И. С. Мазалов) 172-й стрелковой дивизии и батальон народного ополчения (комиссар П. Е. Терентьев).

Немецкое командование, планируя прорваться в Могилёв со стороны Бобруйска, сосредоточило на этом направлении 3-ю танковую дивизию, пехотные части, поддерживаемые артиллерией и авиацией.  По Буйничскому полю как раз проходил передний край советской обороны. Бои за Могилев начались 10 июля. Немецкие войска думали с ходу взять город, но нарвались на серьезное сопротивление. 12 июля немецкое командование кинуло на советскую армию 70 танков. Страшный бой шел 14 часов, за это время советские солдаты подбили и сожгли 39 танков, а также отбили несколько серьезных атак противника. До 22 июля удавалось защитникам Могилева удерживать свои позиции.

13-14 июля под Могилевом находился Константин Симонов, бывший в то время корреспондентом газеты «Известия», а также фотокорреспондент этой же газеты П. Трошкин. Именно он сфотографировал подбитые немецкие танки на Буйничском поле. Эти снимки и очерк Симонова «Горячий день», который рассказывал об поразительном мужестве защитников «города Д» (так он называл Могилев) увидели свет в газете «Известия» 20 июля. Эта была первая командировка на фронт Константина Симонова, которая потом вылилась в роман «Живые и мертвые», а также дневник «Разные дни войны».

В память о мужественных защитниках Могилева в 1995 году здесь открылся мемориальный комплекс «Буйничское поле», авторами которого стали архитекторы В.В. Чаленко и О.П. Барановский.

Центральным объектом мемориала, раскинувшегося на 22 га, стала часовня. Она построена из красного кирпича, купол ее облицован медью. Венчает 27-метровую часовню крест. Внутренние стены ее расписаны фресками, кроме того внутри есть четыре ниши, где установлены памятные доски с именами всех защитников Могилева. Маятник Фуко, установленный там же, символизирует вечную память о воинах, погибших в боях. Под каплицей есть подземный склеп, в котором захоронены останки воинов.

Четыре аллеи расходятся от часовни. Одна из этих аллей – аллея Симонова, она заканчивается камнем-знаком с факсимиле Константин Симонова, на другой стороне камня прикреплена мемориальная доска с надписью «Всю жизнь он помнил это поле боя 1941 года и завещал развеять здесь свой прах». Прах К.Симонова,  согласно завещанию писателя, действительно был развеян над Буйничском полем в сентябре 1979 года. Мемориальный знак писателю был установлен в 1980 г., камень весом 15 тонн был привезён с территории республиканского Музея камней.

Еще одна из аллей носит имя «Аллея защитников города Могилева». Она была заложена 17 апреля 2004 года на республиканском молодежном субботнике, посвященном 60-летию освобождения Республики Беларусь от немецко-фашистских захватчиков. Вначале аллеи находится камень, памятная таблица с надписью «Аллея защитников города Могилева», вдоль аллеи посажены молодые дубки, установлены таблички с именами руководителей и героев обороны г.Могилева 1941 года.

Если спуститься от часовни немного вниз, то там расположен искусственный водоем – Озеро Слез. Он символизирует слезы всех матерей, которые потеряли своих детей в годы войны. Посреди озера расположен маленький остров, попасть на который можно по двум мостикам.

Немалый интерес представляет и выставка военной техники, среди которой есть редкие экземпляры.

Напротив мемориала, через дорогу, располагается Могилёвский зоосад  Построен в 2004 г., датой открытия считается 9 мая 2005 года. Расположен — Могилевский район, д. Буйничи, ул. Орловского 1, УО «МГПАЛТК им. К. П. Орловского».

Является учебной лабораторией Могилевского агролесотехнического колледжа, где проходят практику и приобретают знания и профессиональные навыки будущие лесники и егеря. Зоосад выполняет целый ряд функций: природоохранительная, реабилитационная, воспитательная, познавательная, развлекательная и учебная. Располагается вдоль Днепра на площади в 124 га.

В зоосаде имеются 1 большой и 16 малых вольеров, где в естественных условиях на огромной территории обитает множество представителей природного мира не только Беларуси, но и экзотических стран. Среди них зубры, уссурийский тигр, павлины, медведи, волки, рысь, лоси, косули, олени, кабаны и др. В особых условиях содержатся зубры. По периметру зоосада оборудован пешеходный маршрут.

Наблюдать за животными можно с подвесных мостов, смотровых площадок, специальных коридоров, огороженных сеткой.
В мае 2009 года на территории зоосада появилась своя железная дорога. Двухкилометровый железнодорожный маршрут проходит в непосредственной близости от вольеров с животными.

К Могилёвскому зоосаду примыкает стилизованная «Этнографическая белорусская деревня» — музей под открытым небом. Музеем назвать её трудно — это, скорее, красивая стилизация, новодел, который знакомит с особенностями белорусского местечка XIX века,  жизнью белорусов, традициями народа, обрядами, ритуалами, ремесленными промыслами.

Здесь можно увидеть не только дворянскую усадьбу (в главном здании «усадьбы» — доме в традиционном шляхетском стиле, находится ресторан – «корчма» и гостиница), но и огромную ветряную мельницу — визитную карточку «этнодеревни», ухоженные дорожки, фонтаны, деревню мастеров. На главной «деревенской» улице мастеров стоят аккуратные домики, каждый из которых посвящен отельному виду ремесёл.

  • мастерская гончара
  • пекарня
  • мастерская плотника
  • кузница
  • мастерская ткачей
  • домик мастеров по вышивке, плетению из соломки и лозы
  • домик Самогонщицы

Здесь можно увидеть ремесленников занятых своим делом. понаблюдать за работой ткача или гончара, помочь кузнецу ковать ограду, приобрести сделанные их руками сувениры, попробовать крепкий 55-градусный алкогольный напиток, узнать, как в старину пекли хлеб, караваи, куличи и также угоститься свежей выпечкой.

В туристско-развлекательном комплексе «Белорусская этнографическая деревня ХIХ века» проводятся этнические фестивали, ярмарки и белорусские народные праздники.

Это место будет интересно детям, да и приезжать сюда надо практически, на весь день. Ну а мы , глянув со стороны на этот туристско-развлекательный комплекс, направляемся в Княжицы. Но по пути у нас остановка в Солтановке.

Бой под Салтановкой — бой корпуса Раевского из 2-й русской армии П. И. Багратиона с французами 29 июня (11 июля) 1812 года под Могилёвом (село Салтановка) на начальном этапе Отечественной войны 1812 года.

Началось сражение с того, что Даву, осмотрев окрестности, немедленно выдвинул авангард на оборонительную позицию у деревни Салтановка (прим. 10 км вниз по Днепру от Могилёва). Багратион приказал 7-му пехотному корпусу генерал-лейтенанта Раевского атаковать позиции Даву и по возможности овладеть Могилёвом.

Французская позиция под Салтановкой была хорошо прикрыта природным рельефом. С фронта её защищал ручей в глубоком овраге, через который по большой дороге была построена плотина из наваленных деревьев и настлан мост. С востока протекал Днепр; местность, прилегающая к реке, была заболоченной и непроходимой для войск. На западе левый фланг французской позиции, тянувшейся до деревни Фатово, прикрывался лесом. Плотины и мосты, являвшиеся единственными доступными переходами через болотистые берега ручья, были по указаниям Даву или сломаны, или забаррикадированы.

На рассвете 23 июля Раевский атаковал силами двух егерских полков 12-й пехотной дивизии генерал-майора Колюбакина. Французские посты были оттеснены за плотину, но взять её не удалось. На высотах за оврагом расположилась французская артиллерия, которая простреливала подходы к плотине и наносила чувствительные потери.

Сражение шло с переменным успехом. Раевский, принявший командование Смоленским пехотным полком, был ранен картечью в грудь, но остался в строю. В критический момент боя он лично возглавил атаку, повернул колонну и отбросил французский батальон за ручей. Этот эпизод позднее дал жизнь красивой легенде о том, как генерал Раевский повёл своих сыновей впереди солдат на врага.

Несмотря на широкую известность этого факта, он является не более чем патриотическим вымыслом журналистов, описывавших ход войны в российских газетах. Достаточно напомнить, что младшему сыну Раевского было всего 11 лет. Сам Раевский в беседе со своим адъютантом поэтом Батюшковым опровергал этот случай.

Почвой для легенды мог стать факт, что сыновья Раевского действительно находились при его войсках в момент сражения, а старший из них, 16-летний Александр, участвовал в бою.

В ночь на 24 июля Раевский отошёл от Салтановки к Дашковке, оставив сильный арьергард. В течение 24 июля 7-й корпус Раевского оставался в Дашковке. Казаки Платова переправились через Днепр и последовали к Смоленску по восточному берегу Днепра мимо Могилёва, специально показываясь на глаза французам. Даву, ожидая повторного штурма русских, укреплял позиции и не двигался с места. Судя по сообщениям с французской стороны, у него и не было сил, чтобы в одиночку атаковать Багратиона.

Тем временем у села Новый Быхов (ниже Быхова по течению Днепра) закончили возведение моста. 25 июля армия Багратиона переправилась через Днепр и двинулась к Смоленску. 26 июля и 7-й корпус Раевского отошёл от Дашковки к переправе и последовал за основными силами Багратиона. Отступление было прикрыто густой сетью казачьих пикетов. В результате Даву не сразу узнал об отступлении, а когда узнал, не имел представления о направлении отступления. Таким образом время для преследования было упущено.

Русская сторона считала себя победившей, полагая успехом провал планов Наполеона отрезать 2-ю армию. Французы, в свою очередь, гордились тем, что сдержали напор Багратиона под Могилёвом.

В память об этом сражении в Салтановке в 1912 году была возведена мемориальная часовня. Ходим, смотрим часовню, некогда обильно политые кровью окрестности,фотографируем и едем далее. Наша следующая цель – Княжицы.

Княжицы (белор. Княжыцы) — агрогородок в Могилёвском районе Могилёвской области Белоруссии, административный центр Княжицкого сельсовета. 53°58′25″ с. ш. 30°08′40″ в. д. Небольшая деревня расположена в 15 километрах к северо-западу от Могилева по Минскому шоссе. Численность постоянного населения деревни — 767 жителей; в том числе трудоспособное население — 431 человек. В 1785 году здесь жили — 452 человека, в 1861 году — 625 человек, в 1880 году — 506 человек.

В Княжицах расположена одна из наиболее интересных достопримечательностей ближних окрестностей Могилёва — каменный костел, освященный в 1780 году во имя Святого Антония.

История католической церкви в Княжицах началась с деревянного костела Святого Николая, построенного в 1681 году на деньги надворного хорунжего Великого княжества Литовского Константина Владислава Паца и его супруги Александры Лисовской.

Спустя 4 года, в 1685 году, здесь поселились монахи-доминиканцы. При их непосредственном участии в начале 60-х годов XVIII века в Княжицах началось строительство каменного здания костела. В 1780 году в местечко прибыл архиепископ Белорусский Станислав Богуш-Сестренцевич для освящения (консекрации) костела. К этому времени территория современной восточной Беларуси уже вошла в состав Российской империи по первому разделу Речи Посполитой. В 1791 году строительство костела завершилось.

Храм имел прямоугольную форму с примыкающей квадратной апсидой на востоке и узким помещением притвора на западе. Внутри отличался просторностью интерьера, благодаря внушительной высоте (15 метров) и отсутствию столбов.

Фасад костела представлял собой массивный щит, разделенный по горизонтали на ярусы, а по вертикали плоскими нишами на три части. Каждая из этих частей завершалась небольшой башенкой с куполом, образуя в целом выразительную силуэтную композицию. Преобладание вертикалей и сокращение ширины ярусов кверху создавало впечатление взлета объема храма. В нижней части фасада располагались выступающие вперед стенки с широкими проемами, что придавало постройке не только устойчивость, но и усиливало динамичность ее композиции. Кроме того, это создавало парадный дворик перед входом в храм. Подобный прием отличает костел в Княжицах от других культовых построек Беларуси.

В конце XVIII — первой половине XIX века на территории бывшей Речи Посполитой, вошедшей в состав Российской империи произошло несколько освободительных восстаний. После каждого из них царская администрация стремилась уменьшить влияние католической церкви в обществе. Так, в 1832 году был упразднен доминиканский монастырь в Княжицах. После этого костел обслуживался орденом кармелитов из Белынич, а когда и их монастырь закрылся — Княжицкий костел стал «подоминиканским».

В 1864 году, после очередного восстания, костел в Княжицах был закрыт. В 1872 году здание костела переделали в православную церковь: на главном фасаде был надстроен большой купол и три маленьких, с луковоподобными навершиями. Церковь освятили в честь Александра Невского и она действовала в Княжицах вплоть до 20-30-х годов XX века.

Вновь церковь открылась в годы германской оккупации, с конца 1941 года, настоятелем тогда стал Анисим Александрович Коваленко. В 1946 году Княжицкая православная община была официально зарегистрирована уполномоченным по делам Русской православной церкви (РПЦ). Настоятелем продолжил служить Анисим Коваленко. В бессрочное бесплатное пользование общине передали здание Княжицкой церкви с «имеющимися там предметами культа». Церковь уцелела в годы войны, сохранился даже пятидесятикилограммовый колокол. Так, в 1946 году, описывая состояние церкви, А. Коваленко указывал на необходимость ремонта лишь окон и части крыши.

К началу 60-х годов деятельность Княжицкого прихода угасала. Новый священник писал уполномоченному по делам РПЦ: «по воскресным дням в церкви бывает не более 5-6 человек. Даже в праздник — не более 20 человек». Такая ситуация привела к закрытию церкви и снятию с регистрации Княжицкой религиозной общины в августе 1964 года.

Здание костела-церкви вошло в список архитектурных памятников, охраняемых государством. В октябре 1967 года госкомиссия провела обследование технического состояния здания церкви и установила:

  1. Здание Княжицкой церкви принадлежит к числу наиболее известных памятников архитектуры культового значения на территории БССР.
  2. Во время Великой Отечественной войны от попадания снарядов здание дало две вертикальные трещины.
  3. Во всем здании кровля пришла в негодность.

Исходя из этого, комиссия рекомендовала произвести капитальный ремонт здания. Вопросом восстановления бывшей Княжицкой церкви занялось Могилевское общество охраны памятников истории и культуры. Предполагалось, что после реставрационных работ там откроется районный музей.

В 1971 году, в целях сохранения, предметы церковного обихода были учтены и переданы на хранение в Могилевский областной краеведческий музей. Ключи от входных дверей передали Княжицкому сельскому Совету, который обязался обеспечить охрану памятника.

В 1976 году специалистами-реставраторами было проведено обследование технического состояния здания. Смета на реставрационно-восстановительные работы составила Br216,3 тыс... Однако было выделено лишь Br11,5 тыс. — на эти средства провели подготовительные работы, установили строительные леса. После чего начатая консервация была свернута. Архитектурный памятник начал приходить в запустение: часть церковной утвари похитили, частично разобрали пол, разрушился иконостас и притворы.

Сегодня здание костела в Княжицах входит в список охраняемых государством памятников архитектуры. Территория огорожена деревянным забором, уже местами отсутствующим. Само сооружение, без консервационных работ, постепенно разрушается и, похоже, обречено. А соседство продовольственного магазина делает потребность в проведение на костёле в Княжицах акции «Чисто Достопримечательности» постоянной.

Ходим, смотрим, фотографируем, посильно убираем мусор. И с невесёлыми мыслями едем далее.

Нас ждёт Рясно (белор. Расна) — агрогородок в составе Рясненского сельсовета Дрибинского района Могилёвской области Республики Беларусь.
Административный центр Рясненского сельсовета. Статус агрогородка получен 9 апреля 2012 года. 326 дворов, 1008 жителей (2001 г.). До Дрибина – 20 км, до железнодорожной станции Темны Лес – 12 км. Стоит на пересечения автодорог Могилев – Мстиславль и Дрибин – Долговичи.

Самое древнее поселение на Дрибинщине. Первое упоминание о нем относится к 1335 году в «Никольском летописе». В 1335 г. был сожжен по приказу Великого князя Московского Ивана Калиты, чтобы отомстить за нападение литовцев на Новоторжскую волость. Первым известным владельцем этого поселения стал вошедший в 1430 году на Литовский престол князь Свидригайла. Как и Радомля Рясно считалась городом.

По одной из версий происхождение названия Рясно(а) связано с древнеславянским языком. Ряснами называли украшения, которые носили женщины богатых сословий. В городе-поселении хорошо были развиты ремесла и торговля, приносившие немалую прибыль. Это делало его  более зажиточным, богатейшим, «Рясным поселением». Слово «рясный» сохранилось до нашего времени в украинском языке в значении богатый, плодородный. По мнению белорусского исследователя В. А. Жучкевича, название села происходит от белорусского названия растения росянки — Рясно.

До наших дней дошла красивая легенда-миф, которая рассказывает, что с незапамятных времен Рясно и соседняя с ним деревня  Малое Заполье были одним большим городом под названием Верба. В этом городе было 40 церквей. Легенда указывает и место, где он находился – там, где дорога шла на пески, между бывшим фольварком и селом. На песках раньше были сосновый лес, у края которого протекала р.Черноречка, и Мокрый луг. Возможно, что пески и были центром мифическго города Верба. Далее в легенде говориться, что в поселении Верба была большая гора, и когда ее начали раскапывать, то обнаружили кованую металлическую дверь, ведущую в подземелье. Однако никто не рискнул проникнуть туда, и подземелье это до наших дней остается нетронутым.

В период своего расцвета в XVI веке Рясно становится уездным т.е. поветовым городом  Мстиславского княжества. В 1499 г. Рясно было передано князю Мстиславскому и известно как центр повета Мстиславского воеводства. В 1507 г. при великом князе литовском и короле Польши Сигизмунде был выдан привилей, согласно которому подтверждено владение Рясно и городом Радомль князем Мстиславским.

Рясно было ремесленным центром: документы упоминают ремесленников 27 специальностей. Знаменито оно было и своими ярмарками, на которые съезжались купцы из Смоленска, Могилева, Орши.

В 1534—1537 годах между Московским государством и Великим княжеством Литовским шла война. Замок в Рясне имел важное оборонительное значение. В 1535 г. войска под руководством В.Шуйского взяли штурмом Рясно и сожгли город. Во время Ливонской войны 1558—1582гг. в 1563 г. Рясно снова разрушено.

Вначале XVI в. на этих землях начали активно строиться православные церкви. Один из первых церковных храмов был построен в Рясне. Он был деревянный и носил имя святого Федора

В 1708 г. (в период Северной войны) здесь стояли российские войска – Преображенский и Семёновский полки. В 1753–1773 существовала иезуитская миссия. В ее состав входили миссионерский дом и костел (было 600 прихожан).  При Ряснянской миссии работала небольшая школа. В школе преподавали на латыни, и содержание обучения и методика воспитания были направлены на то, чтобы сделать учеников фанатично преданными ордену иезуитов. Спонсором школы был граф Поцей, владелец Рясно.

До 1772 года Рясно упоминается как город в составе ВКЛ. После первого раздела Речи Посполитой (1772 г.) Рясно вошло в состав Российской империи.

Согласно Генерального межевания 1784 г.  Рясно — местечко Чаусского уезда, центр волости, имело 218 жителей, 63 двора. Жители, кроме земледелия, занимались кузнечным, портняжным, гончарным, промыслами.  В Отечественную войну 1812 г. через горецко-дрибинские земли отступал корпус донских казаков во главе с М.Платовым. В Дрибине и Рясно с лета по осень находились французские войсковые магазины для сбора продуктов питания и фуража.

В 1861 г. Рясно – центр волости, 638 жителей, 93 деревянных дома, церковь, костел, синагога, две молитвенные школы. В 1865 г. – 883 жителя. В 1890–1913 гг. – винокуренный завод.

К концу XIX века в Рясно действовали водяная мельница, круподерка, маслобойка, винокуренное производство, лавка, питейный дом и др. В 1897 г. Рясно вновь получает статус местечка и имеет церковь, костел, синагогу и три еврейских молитвенных дома, почтово-телеграфное отделение, богадельню, 39 лавок и др.

До 1924 г. Рясно – центр уезда, а с 1924 по 1931 год – центр созданного Ряснянского района Калининского округа. После ликвидации района в 1931 году, в Рясно расположился одноименный сельский Совет, а само оно стало обычной деревней. Территория Рясненскога района была присоединена к современным Дрибинскому, Чаусскому и Мстиславскому районам.

В 1990 г. в деревне построен поселок для переселенцев с территорий, загрязненных вследствие аварии на ЧАЭС.

Достопримечательностями Рясно являются руины иезуитского костела святого Казимира, памятника архитектуры в стиле классицизма (1812 г.) (аналогов Рясненскому костелу на Могилевщине нет), остатки  православной церкви, старинная  усадьба, еврейское кладбище, которому более 300 лет.

В Рясно на реке Вербовка находится и гидрологичский памятник природы местного значения Гремячая криница, вода которой считается целебной.

Николаевская церковь. В конце XVI века на церковные средства, при помощи владельца местечка и местного помещика была построена деревянная церковь во имя св. Николая. Старая церковь во имя св. Федора Тирона, просуществовала более трех с половиной веков, пришла в ветхость и была разобрана.
В 1887 году прихожане подняли вопрос о постройке каменной церкви. Через четыре года после рассмотрения вопроса, был заложен новый каменный храм. В 1891 году строительство каменной церкви было закончено. По своей вместимости, внешней и внутренней отделке церковь производила хорошее впечатление. Колокольня была каменная, ограда деревянная на каменном фундаменте.
Церковь была официально закрыта в 1937 году, но к тому времени она уже не действовала. В конце 1940-х годов церковь переоборудована в учебный корпус школы-интерната.

Мы бывшую церковь не осматривали, а сразу направились к остаткам костела Святого Казимира в д. Рясно ХIХ в.

Костел находится в центре деревни Рясно. Композиционное построение здания характерно для эпохи классицизма, для которой была свойственна монументальность форм, богатство и пышность интерьеров, распространенность галерей, портиков с колоннами.

В 1751 году на средства Михаила Поцея в местечке строится деревянный костел ордена Иезуитов под названием Святого Косьмы. В сентябре 1775 года, с разрешения императрицы Екатерины II, костел утверждается на неопределенное время приходским. Деревянный костел просуществовал до начала 19 века, когда вследствие сильного пожара он был уничтожен.

Согласно архивным источникам строительство нового каменного костела в местечке Рясна началось в 1812 году. В 1818 году костел был построен из кирпича. В 1819 году храм был освящен под титулом Святого Казимира. Новый храм утверждается как приходской.

Костел представлял собой трехнефный объем, имеющий в плане форму базилики с прямоугольной апсидой и двумя сакристиями. Причем объем боковых нефов ниже основного и апсиды. Здание было накрыто двускатной крышей. Главный фасад, оформленный небольшими полуциркульными нишами и треугольными сандриками, определяет чытырехколонный портик дорического ордена, который завершается треугольным фронтоном с развитым антаблементом. Антаблемент имеет во фризе характерные для дорического ордера триглифы и метопы.

Боковые фасады памятника имеют ризалиты с портиками, также состоящими из четырех колонн. Аналогично главному фасаду, оформлены с помощью двух полуциркульных ниш. Кроме того плоскости боковых фасадов были декорированы сандриками над дверными и оконными проемами.

Храм — прямоугольной формы в плане базилика. В восточной части строение завершено высокой прямоугольной апсидой с полукруглым оконным проемом.
Костел является памятником архитектуры классицизма с широким использованием, здание имело 18 окон. На алтарной части костела располагалось одно полукруглое окно. Бабинец был разделен двумя деревянными перегородками.

Внутри пространство храма было разделено на нефы 16 колон, которые соединялись кирпичными сводами. Вероятно цилиндрическими. Пол был сделан из тарчиц (небольших дощечек, типа паркетной). Информация, содержащаяся о внутреннем и внешнем виде костела, имеется в «Ведомостях о костелах за 1831 год». Крыша костела первоначально была деревянная. Кроме того, существовало три крыльца, которые имели по три ступеньки.

В костеле существовало три престола:
Первый «Большой» в оном образе Пресвятой Богородицы на холсте изображенной. Икон с обеих сторон больших 5, малых 4, зеркал узких длинных 4 на престоле, имеющем у подножия три градуса, умещен ковчег столярной работы. Портатель с ненарушимою печатью.
Второй по правой стороне большого, с изображением на Иконе Благовещения Пресвятой Богородицы на стене, две Иконы по бокам оправлены в рамки.
Третий по левой стороне большого с Иконою Иисуса Христа и над оным на холсте изображенный ордерных элементов.

Первые сведения о повреждении костела относятся к 1843 году. Большая буря повредила крышу костела. В 1853 году начался один из самых крупных ремонтов Рясненской приходской римско-католической церкви, который длился несколько лет.
В дальнейшем о костеле известно, что в 1910 году он находился в хорошем состоянии, был действующем и не требовал ремонта.

Во время Великой Отечественной войны костел сильно пострадал.

Кроме самого костела на плаце размещались хозяйственная постройка, огород, сад, кладбище, деревянная колокольня. Эти постройки не сохранились.

Костел д. Рясно — является одним из ярких примеров классицизма, направления распространенного на территории Беларуси в 18-19 веках

Здания такой архитектуры представляют историческую редкость и чтобы избежать окончательного разрушения остова здания, необходима его реставрация и реконструкция.

После осмотра и фотографирования костёла мы поехали смотреть усадебный комплекс в д. Рясно конца ХIХ в. Комплекс расположен в центре деревни и является памятником архитектуры неоклассицизма с элементами народного деревянного зодчества 19 века. Усадебный комплекс построен в 1895 году, как летняя резиденция помещика Л.А.Спыткова. Комплекс, включал в себя каменный жилой дом, деревянный амбар, винокурню и небольшие хозяйственные постройки.

Жилой дом. Одноэтажное строение с цокольным этажом. Маленькие ризалиты по углам боковых фасадов и вся поверхность наружных стен расчленены горизонтальными рустованными лопатками. Под двухскатной крышей проходит ступенчатый карниз. Цоколь и основной этаж отделан поясом орнамента. Оконные проемы высокие, прямоугольные, без излишеств. Входы в дом выделены высоким каменным крыльцом. Внутренняя планировка строения нерегулярная. В большинстве помещений на потолке лепные узоры, по периметру — фризы и карнизы, украшенные виньетками, гирляндами, геометрическим орнаментом (не сохранилось). 1 сентября 1918 года в здании открыли школу. Во время оккупации района в доме находился военный госпиталь. С 1943—1944 г.г. в подвале дома находился маслодельный завод. Затем до начала 1990—х. годов в строении размещалась средняя школа. В настоящее время здание пустует. В здании делались различные временные перегородки, были уничтожены лепные украшения. В настоящее время здание требует реконструкции.

Амбар. Компактный сруб с двухскатной крышей, которая с одной стороны образовывает глубокий навес на двух деревянных столбах круглого сечения.

Винокурня. Помещение размещено поодаль от остальных строений. Одноэтажное каменное здание.

Центральная часть выделена высокой мансардой с полукруглым окном. Фасады украшены аркатурными поясами. Оконные проемы без излишеств. Винокурня действовала, как спиртзавод до 1986 года. В 1986 году спиртзавод был закрыт.

Далее мы поехали в сторону Мстиславля и проехав через город, прибыли в Пустыньку. Бывали мы здесь неоднократно, но всегда с удовольствием приезжаем сюда снова и снова.

 Адрес — Пустынско Успенский монастырь: Республика Беларусь, Могилевская обл., Мстиславский район, д. Пустынки.

В 1380 году во времена Великого княжества Литовского родоначальником князей Мстиславских Лугвением-Симеоном был основан Пустынский Успенский монастырь. По преданию, в возрасте 30 лет Лугвен серьезно заболел, почти ослеп. Во сне старец сказал ему: «Если хочешь прозреть, иди в пустынь. Найди там криницу и омой глаза». Князь так и сделал. А когда зрение чудесным образом вернулось к нему, то первое, что он увидел, согласно легенде, была Чудодейственная икона Богородицы, явившаяся в листьях липы, которая росла над источником. На протяжении веков поклониться иконе приходили не только православные всех званий и состояний, но и римо-католики, лютеране. Само место явления иконы Богородицы в древних актах и грамотах называется не иначе, как уделом «Св. Пречистой в Пустыньках».

На этом месте князь Лугвен велел основать монастырь, а над криницей поставил храм в честь рождества Божьей Матери. Криница, из которой когда-то умывался князь Лугвен, не иссякает, не высыхает летом и не замерзает зимой. Бьет она и сейчас в маленькой церкви у подножия монастырского холма.

По одной из версий, Пустынский монастырь название свое получил потому, что ту местность, где сейчас расположена обитель, еще задолго до исцеления князя Симеона населяли монахи-пустынники, объединившиеся в общежительный монастырь в 1380 году.

Лугвений-Симеон не только прозрел, но и смог далее выступать за Отечество и Веру. Что интересно – Симеон был женат на дочери прославленного в лике святых благоверного князя Димитрия Донского. А два родных брата Симеона, Андрей и Димитрий, рука об руку с благоверным князем сражались на Куликовом Поле.

Мстиславская дружина под его предводительством мужественно сражалась против немецких крестоносцев в Грюнвальдской битве 1410 года. После победы в Грюнвальдской битве Семен-Лугвен подарил Пустынь монахам, щедро одарил средствами на строительство монастыря.

После того, как оборвалась мужская линия князей Мстиславских, монастырь вместе с удельным княжеством в 1527 году переходит под управление королевской канцелярии.

Во время второй Ливонской войны Иоанна Грозного с Сигизмундом Вторым Августом, начавшейся в 1563 г., часть иноков Пустынского монастыря была убита, часть же, спасаясь от смерти, ушла в другие, более безопасные места, оставив монастырь под охраной одного-двух иноков. Вскоре после этого монастырскими землями стали управлять миряне. Обитель передавалась в частное управление с целью предоставления материального вознаграждения за услуги, оказанные королевскому двору.
После того, как Пустынский монастырь по приказу Иосафата Кунцевича в 1601 г. был отдан униатам, монахи этой обители бежали в православный Тупичевский Свято-Духов Успенский монастырь. Во времена Речи Посполитой монастырь находился под управлением Базилианского ордена.

Из архивных данных известно, что во времена пребывания здесь базилиан был построен Успенский собор (1801—1808 гг.) и был возведен двухэтажный корпус для братии. Сохранились сведения, что во второй половине XIX в. он с шаткой деревянной пристройкой был в состоянии, требующем ремонта. К 1884 году здание было наполовину развалено, а в начале XX в. после реставрации к нему с торцов были присоединены два строения.

В 1839 году после 238-летнего униатского плена древняя обитель сделалась снова православной. Она была в плачевном состоянии. Понадобились многие годы на восстановление и духовной, и материальной сторон жизни насельников монастыря. Во многом благодаря помощи жертвователей было начато в 1863 г. возрождение некогда славной обители.
Архимандрит Анатолий создал совершенно новый монастырь, в котором всё, за исключением соборного Успенского храма и одного каменного корпуса, созданных еще униатами, – плоды его трудов.
В 1865 г. была освящена новопостроенная церковь Покрова Пресвятой Богородицы, объединенная в одно здание с двумя двухэтажными братскими корпусами, в которых размещались также кельи настоятеля и братская трапезная. В 1864 г. прямо на источнике, где явилась Патриаршая икона Божией Матери, была устроена и освящена церковь Рождества Пресвятой Богородицы. Воды источника, выходя с южной стороны церкви, наполняют купель и впадают в протекающую с восточной стороны монастыря реку Ослянку. Рождество-Богородицкая церковь стоит на месте с древнейших времен существовавшей здесь деревянной церкви. В 1866 г. в Пустынском монастыре была построена величественная колокольня (58,67 м).

В 1869 году собору Успения Пресвятой Богородицы, построенному в 1801—1808 годах, двумя боковыми трансептами придали крестово-купольную форму с одним большим величественным открытым куполом, по бокам которого размещались четыре малых купола. Кроме этого, как в самом монастыре, так и вне его, была расположена целая группа хозяйственных построек. По документам 1905—1906 годов на территории Пустынского монастыря упоминается амбулатория и больница.

Пустынский Успенский монастырь был обнесен каменной стеной, оштукатуренной, побеленной и покрытой жестью. Кирпич для строительства производился рядом с обителью – на монастырском кирпичном заводе. В 1868 году был заключен контракт на роспись сводов и стен в церквях Пустынского монастыря. Основные строительные работы по обновлению обители были закончены в 1870 году. В 1869 г. в Пустынке было создано православное братство, учредившее в монастыре. В 1870 г. с целью возвышения и укрепления духа православия и русской народности в здешнем крае против натисков враждебных им сил, а также для устранения в простом народе предрассудков против грамотности, было открыто церковно-поселянское училище для детей-сирот и детей из наиболее бедных семей и 65 школ в других местах. Разместилось училище в здании около колокольни (но из-за аварийного состояния строения к началу XX века училище было переведено в северное крыло братского корпуса, соединенного с Покровским храмом). После ремонта до революции в помещениях этого здания находилась двухклассная церковно-учительская школа с третьим земледельческим классом, реорганизованная в 1884 г. из церковно-поселянского училища. Сирот и детей из бедных семей братство совместно с монастырем содержало за свой счет. Многие из детей ежедневно читали и пели в монастырских храмах на богослужениях. Из-за большого количества учеников, все жилые строения монастыря были заняты. Выпускников училища посылали для обучения крестьянских детей чтению, письму, церковному пению, арифметике. Братская библиотека Пустынок насчитывала 656 книг. Велась бесплатная раздача и рассылка книг.

После Октябрьской революции здание церковно-учительской школы послужило для размещения здесь Пустынской начальной школы. В 1918 году в Пустынской сельской школе трудился известный музыкант, классик белорусской музыки Николай Чуркин

После войны оставили и эти здания. Около 10 ныне существующих зданий сохранились частично.

В 1919 году, насельники, пытаясь сохранить монастырь, по благословению священноначалия зарегистрировали на территории обители земледельческую коммуну. После ликвидации коммуны монахи некоторое время продолжали жить в обители и вести прежний образ жизни, но в 1925 году их окончательно выселили. В монашеских кельях разместили детей-сирот, образовав Пустынский детский дом. Имущество Пустынского монастыря, в том числе иконы, конфисковали. Судьба древней Чудотворная иконы Божей Матери, хранившейся в церкви Успения (как и других святынь монастыря), неизвестна.

Богоборцы неоднократно пытались разрушить церковные здания. Начали они с того, что сбросили крест с купола колокольни. В конце 20-х годов подрывная группа намеревалась взорвать колокольню. Но она не была взорвана из-за боязни, что повредится учебный корпус.  В Успенском храме монастыря некоторое время разрешалось служить. Но перед Отечественной войной службы уже не проводились. Сохранились свидетельства очевидцев мученической кончины иеромонаха Филиппа, оставшегося в монастыре. Он, не пожелав покинуть родную обитель, проживал в маленькой часовне, расположенной в западной стене монастыря. Жил он на средства, вырученные с продажи свитых им веревок. Однажды, как вспоминают очевидцы, когда престарелый отец Филипп находился в своей часовенке, кто-то подпер входную дверь и поджег часовню. Этим трагическим случаем и закончилась иноческая жизнь в старинном монастыре. О судьбах остальных насельников обители ничего достоверно не известно.

В годы Великой Отечественной войны из-за стремительного наступления немецких войск детский дом не успели эвакуировать. В нём на тот момент было 150 детей школьного и дошкольного возраста. Сотрудники, беспокоясь за судьбу детей, добровольно продолжили свою работу вместе с директором – Камышкиной Пашей Михайловной. Осенью 1941 г. Сформировался Мстиславский магистрат, включивший детский дом в свою социальную программу и обеспечивавший детей (пусть недостаточно, но обеспечивавший) всем необходимым. Возможно, благодаря покровительству Божей Матери в годы войны не погиб ни один ребенок, ни одно здание в Пустыньках не пострадало. А когда партизаны на территории монастыря убили полицейского, наставников не расстреляли. Подержали в тюрьме и выпустили.

Радостным знаком скорого освобождения Отечества от немецко-фашистских захватчиков стало явление Нерукотворного лика Спасителя на стене одного из классов Пустынской школы. К сожалению, его вскоре забелили, поэтому даже не все детдомовцы и воспитатели смогли его увидеть. 28 сентября 1943 г. Мстиславщина была освобождена 196-й отдельной танковой бригадой, возглавляемой полковником Ефимом Духовным. Во время наступления войск Красной Армии в мае-июне 1944 года на территории Пустынского монастыря дислоцировался 46-й Гвардейский Краснознаменный, ордена Суворова 3 степени Таманский авиаполк ночных бомбардировщиц.

В послевоенное время монастырские стены вновь приютили детей-сирот, число которых достигало 350 человек. Школа, которую помимо детдомовских ребят посещали и дети из местных деревень, продолжала свою работу. Во многом благодаря размещению в Пустынках детского дома монастырские постройки сохранились до наших дней. В послевоенные годы детский дом и школу закрыли в связи с изменением демографической ситуации в районе. Ближайшие деревни опустели. Все, что осталось от них сейчас – полуразрушенные фундаменты домов, яблоневые сады да кладбища.

За годы Советской власти совершалось варварское разрушение зданий монастырского комплекса. Не только вынули окна, разобрали крыши, но и взорвали полы, растащили печи... Стены Успенского собора пытались сломать тракторами, частично была разобрана одна из стен. Ограду вокруг обители почти всю разворовали. В довершение всех злодеяний на территории обители стали проводить учения по гражданской обороне. Сожгли и сломали то, что еще оставалось уцелевшим. И когда уже нечего было крушить, оставили монастырь на разрушение природным стихиям. Территория поросла кустарниками, деревьями и бурьяном.

Это все, что осталось к началу нового тысячелетия. Но в Пустынках в 21 веке снова поселились монахи и монастырь начал восстанавливаться. 28 августа 2003г. на престольный день в обители был совершен первый после долгих лет запустения молебен. Испросив Божьего благословения, братия, паломники и рабочие начали кропотливое, трудоемкое и нелегкое восстановление монастыря.

Прежде всего, был восстановлен храм Рождества Божьей Матери – место для главного делания монахов – молитвы.

Седьмое августа 2005 года стало вторым днем рождения для храма на источнике – его освятили митрополит Минский и Слуцкий Филарет, Патриарший Экзарх всея Беларуси, архиепископ Пинский и Лунинецкий Стефан и епископ Могилевский и Мстиславский Софроний. Также были отремонтированы братские корпуса, построена купель и облагорожен источник, сооружена лестница к храму и произведено частичное благоустройство территории. Когда в возрождаемый монастырь пришли первые насельники, то единственной пригодной для жилья комнатой оказался учебный класс бывшей школы. Здесь же снова был обнаружен чудесным образом проявленный на стене лик Спасителя Иисуса Христа.

27 декабря 2005 года Пустынский Свято-Успенский мужской монастырь пережил важное событие: в нем состоялся первый монашеский постриг.

Весной 2007 года на частично отреставрированную звонницу были установлены вновь отлитые колокола. Колокол весом в полторы тонны был приобретен на средства Могилевской епархии. Несколько звонов поменьше подарил Пустынскому монастырю россиянин из Магнитогорска – Виталий Гутиков. Обезглавленная когда-то колокольня теперь сияет новым куполом.

Вот такое место – Пустынька и такая у этого места история. Ну а мы, отдохнув душой, испив воды из криницы, воззрев на нерукотворный лик Христа, помолившись отправились в Мстиславль.

Писать про Мстиславль – занятие бессмысленное. Если это начать делать здесь, то пост вырастет до абсолютно нечитабельных размеров. В сети о Мстиславле огромное количество информации и столько внимания ему уделяют совершенно заслуженно. По концентрации памятников истории и архитектуры на единицу площади (в историческом центре города) Мстиславль уникален.

Мы ранее бывали в Мстиславле много раз. Поэтому расскажу о некоторых наблюдениях. Новшества оставили у нас неоднозначные впечатления. Неприятно удивил прейскурант и замок на воротах построенной на Замковой горе имитации деревянной крепостной башни.

Замковая гора — основное место действия ежегодного проводимого в Мстиславле фестиваля средневековой культуры — Рыцарский Фэст. Именно здесь разворачиваются все рыцарские бои и самые зрелищные представления. Специально для Фэста на Замковой горе выстроено несколько деревянных сооружений — сцена, смотровая площадка, ряды скамеек для зрителей и замок для его обязательного штурма с непременным поджогом. В основании горы сооружены стойла для лошадей конно-спортивного клуба «Золотая шпора», регулярно принимающего участие в Рыцарском Фэсте.

Замковая гора, если обратиться к истории, — это детинец древнего Мстиславля. В XII — XIV вв. здесь была ровная площадка, на которой и размещался первоначальный центр города с замком-крепостью, давшим название горе — Замковая. Некогда ее окружали глубокие рвы, а за ними тянулся высокий вал. Вход в замок проходил через деревянный подъемный мост, переброшенный через ров. В центре крепости возвышалась восьмиугольная башня-донжон, построенная в конце XV — XVI века. В замке находились князь и княжеская дружина. Вдоль тесным кругом стояли дома жителей, на южной стороне была построена деревянная церковь, в центре стоял княжеский дом.

Вид обкорнанных деревьев в Парке Мира и рядом также не порадовал:

Но видно, что хоть какие то деньги в город стали вкладывать и пытаться что то сделать. Порадовало, что восстановили Троицкую церковь (Свято-Троицкая церковь была построена в 1834 году, перестраивалась в 1958 году, ранее принадлежала строительному колледжу)

Но всё это  капля в море. Ну а Мстиславль, как всегда, впечатляет и гулять по нему всегда интересно. Далее — небольшой фото обзор.

Особенно впечатляет здание кармелицкого костела

Это церковь Вознесения Пресвятой Девы Марии, католический храм. Сейчас он относится к Мстиславскому деканату Минско-Могилёвского архидиоцеза. Освящение храма состоялось в 1637 году, как храма при монастыре кармелитов, именно поэтому он также широко известен как костёл кармелитов. Реконструировано здание кармелитского костёла было в 1746—1750 годах.
Храм включён в Государственный список историко-культурных ценностей Республики Беларусь. Объект Государственного списка историко-культурных ценностей Республики Беларусь и является наиболее ценным архитектурным памятником Мстиславля.
Кармелитский монастырь, расположенный у подножия Замковой горы Мстиславля, был основан в начале XVII века. Костёл при монастыре изначально был деревянным и неприметным, но в 1617—1637 годах на его месте возвели большой каменный храм. В 1654 году после взятия Мстиславля московскими войсками монахи-кармелиты были перебиты, этому событию посвящены две центральные фрески храма — «Взятие Мстиславля московскими войсками в 1654 г.» и «Убийство ксендзов».
В 1746—1750 годах храм был реконструирован Иоганном Глаубицем (венчание башен, декор фасада, форма крыши).
В настоящее время католический приход проводит службы в пристройке, главный объём костёла заставлен строительными лесами, однако реставрационные работы приостановлены из-за недостатка финансирования. Реставрацию церкви планируется возобновить, но годы идут, а «воз и ныне там». На сегодняшний день мы можем попасть в храм, забраться на его колокольню по крутой лестнице или спуститься в подвалы, где в дни фестивалей устраивают выставки, но в основном объеме храма — всё те же строительные леса и пыль.

А это иезуитский костел Св. Михаила Архангела — тоже одна из главных доминант Мстиславля:

Строительство иезуитского костела началось в 1730 году при поддержке короля Сигизмунда III. Работы шли медленно: только в 1748 году под руководством Бенедикта Мезмера костел был окончательно достроен.

После подавления шляхетского восстания 1830 — 1831 гг. здания бывшего монастыря передали православным, костел был закрыт. В 1842 году иезуитский костел реконструировали и переделали в православный Свято-Николаевский собор.

На настоящий момент из Ансамбля иезуитского коллегиума сохранились: костел Святого Михаила Архангела, здание коллегиума, аптеки, служебные корпуса, а также ограда и часовни.

В этом здании из красного кирпича размещались дворянское собрание и гостиница «Париж».

Мстиславская Александро-Невская церковь — памятник архитектуры ретроспективно-русского стиля. Церковь была построена после того, как 4 июня 1858 года в Мстиславле сгорел Бернардинский каменный костел — на его месте и было решено построить православную церковь в честь Александра Невского.
Новая церковь открыла свои двери перед прихожанами в 1870 году. Особенностью храма было то, что его алтарная часть была повернута не на восток, как это обычно сделано в православных храмах, а на юго-запад:

Сейчас в храме хранится несколько особо почитаемых святынь, среди которых иконы благоверного князя Александра Невского с частицей его мощей, а также Иверский образ Божией Матери, который был освящен в Москве во время коронации императора Николая II.
Церковь Александра Невского в Мстиславле не только одно из самых высоких зданий в городе, но одно из самых красивых.

Ну а мы, погуляв немного по городу, отправились домой, по пути завернув в Онуфриево.

Ещё одним значительным монастырём, построенным по велению Симеона-Лугвена, стала Онуфриевская обитель, которая «моложе» Пустынского монастыря почти на тридцать лет и являлся частью дальней обороны Мстиславля.

Монастырь основан в 1407 году. Легенда гласит: После того как у князя Лугвена умерла жена Мария — дочь Дмитрия Донского, — он в одиночку воспитывал своего сына Юрия. Однажды уже подросший парень отпросился у отца на охоту. Поехал вместе с дружинниками, но отстал от них и заблудился в лесу. Узнав о случившемся, Симеон Лугвен неделю искал чадо, но все безуспешно.

Сам же Юрий скитался по чаще. Вконец изможденный, он решил, что спасти его может чудо, и обратился с молитвой к Богу. Сразу же княжичу явился святой Онуфрий и, взяв потерявшегося за руку, вывел его из леса. В знак благодарности князь воздвиг на этом месте монастырь — Свято-Онуфриевский. До XVI века история Онуфриевского монастыря документально не подтверждена. По первому разделу Речи Посполитой в 1772 году монастырь и село оказываются в границах Российской империи.

С подачи Екатерины II архимандритом был назначен Ираклий Лисовский. Церковнослужитель жил в Онуфриево и отсюда управлял представителями униатской конфессии. По его велению в начале XIХ века началось возведение каменной церкви. До сдачи объекта Лисовский не дожил. Церковь была закончена в 1825 году. Возле церкви построили два кирпичных дома: справа одноэтажный монастырь, слева второй его корпус, включавший библиотеку, кельи, архив и хозяйственные помещения. В 1839 году монастырь стал православным, потому что отменили унию. Дальнейшие сведения об истории церкви св. Онуфрия в Онуфриево утеряны. Последний яркий эпизод в биографии храма случился в 1960-х годах. Один из местных жителей решил наворовать камней из фасада церкви. Да так усердствовал, что откопал склеп. Оказалось, что в руинах был захоронен Патриарх Смоленский.

Само место находится в живописном уголке, при слиянии Натопы и Сожа – вокруг острова, старицы, леса.

Как обычно, походили вокруг, пофотографировали, поднялись на хоры. Домой мы уезжали с грустными мыслями – этот храм, как и костёл в Княжицах, похоже так же обречён. Ну а мы проехали насквозь Кричев (смотреть что либо уже не было светлого времени) и в 21.30 уже были дома, в Гомеле.

 

Спасибо тем, кто вдруг смог осилить этот текст.

Спасибо Вике, Жене, Валерию и Свете за фотографии.

И простите автору его ошибки.

С уважением Игорь Голушко.


Комментарии: